Удачная рыбалка для всех!

Ловля Бурейской щуки



Я давно мечтал попасть на рыбалку в эти места, а все из-за того, что мой хабаровский товарищ уж очень красиво рассказывал о местной рыбе. И хариусы тут необычно крупные и вкусные, и даже фотографии присылал.

Экземплярчик под сорок сантиметров длиной. И какая необычная форма тела.

Акакой у него парус – просто загляденье.

И когда звезды сложились в нужную фигуру, (к счастью не из трех пальцев) мечта сбылась. Все. Решено. Еду. Но получилось ей сбыться не летом и не осенью, а почему-то зимой. Ничего не поделаешь, значит, судьба такая, не отказываться же от мечты по этому пустяку. А дальше все просто. Перелет до Хабаровска, объятья друзей и целый день по тайге до водохранилища. Немного утомительно. Радовало одно – завтра начнется рыбалка.

Немного истории.

Бурейское водохранилище построено на реке Бурея у поселка Талакан в Амурской области и Хабаровском крае России.

Это крупнейшая электростанция на Дальнем Востоке России.

А водохранилище интересно тем, что при строительстве была перекрыта река с видами рыб, предпочитающими жить в проточной воде – тайменями, ленками, хариусами, налимами. Остались подпертыми плотиной и другие эндемики бассейна Амура –трегуб, амурская щука, плоскоголовый жерех и прочие. И самое интересное, что затопление происходило в перестройку с ее неразберихой и бесконтрольностью.

В результате вместо планового спила всего лесного массива в зоне затопления были изъяты только участки с первосортным строевым лесом, остальное постепенно уходило под воду. И в этой локальной зоне затопления стремительно происходили процессы изменения видового состава рыб.

Пропал таймень, хариус и ленок. Они не смогли выжить в водоеме с минимальным течением, отравленным гниющими деревьями. Часть популяции осталась в притоках, стекающих с гор, но на основном водохранилище они ни разу не попадались.

Зато размер щук радовал год от года.  Как рассказывали участники рыбалки, иногда при проводке поверхностного воблера он пропадал с поверхности, как бы цепляясь за что-то. Спустя короткое время происходило шевеление и рядом с бортом всплывала «торпеда» размером с «Казанку». Едва завидев подсак или багорик, чудище делало стремительный рывок в подводные кущи, и, поминай, как звали. Да и подсак, это так для ловли мелочи. Подобные бабушки туда поместили бы в лучшем случае треть тушки.

Десятикилограммовые щуки стали нормой, а пудовые бабушки с легкостью рвали шнуры и ломали снасти.

И это объяснимо. Течения практически нет. Постепенно, пока наполнялось водохранилище, затоплялись берега, в воду попадало много насекомых и прочих букашек. Питательная база отличная. На затопленных кустарниках нерестилась рыба. Рыболовного пресса практически нет, кто же станет ставить сети в затопленном лесу среди плавающего мусора или забрасывать спиннинг под нависающими ветвями елок и надежно цеплять блесны в лесной чаще. И получилось так, что амурская щука в Бурейском водохранилище нашла для себя райские кущи. Вот за ней мы и направились. 

    Красота здешних мест неотразима и завораживающая.

Ледяные медузы висят на деревьях.

Фантастические грибы растут там и тут на уровне

человеческого роста или на высоте 3-4 метра.

И я понимаю, что это только поверхность айсберга восхищений, а если спуститься под лед с подводной камерой, можно увидеть гораздо больше интересного. Там среди поросших тиной ветвей резвятся стайки мальков, а в самых крепких местах их караулят матерые щуки.

Но это все в мечтах, посмотрим, что будет на самом деле. Подъезжаем к кучке мужиков, тут, оказывается, есть такая услуга, как продажа малька на льду. Прямо из проруби.

Приобретаем гольяна. На нашего ручьевого гольяна он совсем не похож, скорее на маленьких карасиков в мелкой лиловой чешуе.

Живец, конечно мелковат, но другого нет.

Придется довольствоваться таким. Но его тут не только ставят на жерлицы, но и подсаживают на местную приманку, под названием Краб. У европейских рыбыловов, которые впервые видят эту приманку она вызывает легкий шок и ассоциацию с браконьерским орудием для багрения рыбы.

В Хабаровском крае на Краба целенаправленно ловят щуку на Амуре и его притоках. Эта тяжелая приманка может достигать веса 100 и более граммов. Она отлично планирует и держит течение, которое ощутимо сильнее, чем на Волге. И щука на него ловится гораздо крупнее, чем на блесны, цикады, балансиры и саурусы.

В виде подсадки на хост Краба насаживают силиконовые твистеры, виброхвосты, или на грудные крючки – грудные плавники, вырезанные с мясом от первой пойманной щуки. 

Краб в действии. Играют им, вяло потряхивая

в толще воды, периодически плавно меняя горизонт.

Крабы бывают разные. Эти авторские, ручной работы

и стоят как фирменная блесна. И они востребованы.

Бывают крабы и попроще. Просто коронка из металла залитая свинцом. И ловят на них вот такими достаточно примитивными «махалками». Здесь крабы просто с металлической коронкой. Когда я попробовал ловить этой приманкой, то убедился, что щука ловиться всегда именно в пасть. Иногда она жадно хватает этого свинцового краба, а иногда сначала чувствуется прикосновение, адреналин при этом вливается в кровь горячей волной. А спустя какое-то время следует удар. Получается, что во время этой паузы она стоит и любуется игрой приманки на течении.

У европейских рыболовов, такая приманка вызывает шок.

Причем после ловли в отвес, ту же «махалку» ставят в виде жерлицы. Достаточно вместо Краба поставить крючок на поводке, подсадить на него живца, и сунуть под леску сломанный на берегу кол.

Когда щука клюнет, рукоять поднимется вертикально. Примитивно, но действенно.

 

 

А лунки тут сверлят только бензобурами.

Ну что ж, лунки готовы. Начали. Первые поклевки начались примерно через час. У меня было много зацепов, потому что на моих жерлицах, приспособленных для ловли в наших условиях, было до десяти - пятнадцати метров лески. Местные дают отпуск максимум на два метра.

Сходов при поклевке столько же, но без обидных глухих зацепов и обрывов. Почти без них. На каждом водоеме своя специфика ловли.

Первая «Бурейская»

Первой щукой оказался некрупный щуренок. Хабаровчане четко разделяют при поимке в Амуре амурскую щуку от Буреинской, которая туда попадает после половодий и сбросов большого объема воды с этого водохранилища. Амурская щука носит бело-серебристый наряд в мелкую черную точку. У буреинской щуки тело покрыто крупным черным горохом. Хотя в видовом понятии, это щука амурская, с разными морфологическими особенностями. Видимо, темные подводные лесные заросли заставили белобокого хищника сменить светлый камуфляж на более темный, разбивая светлое тело на фрагменты в виде черных точек.

По сравнению с нашей щукой, окрас буреинской напоминает ее негативный фотоотпечаток.

Поймав несколько экземпляров мелочи. Я понял, что намелкого живца клюет щучья мелочь, а для поимки крупной нужен и живец покрупнее. И следующего щуренка я отправил работать живцом, предварительно отрезав у него перо хвоста таким образом, чтобы из него слегка сочилась кровь.

Запах крови для любого хищника действует магически, как для нас запах жареного мяса или картошки.

Подобным образом здесь щуку ни разу не использовали.

Я этот метод впервые увидел в Ханты-Мансийской тайге.

Каждая рыбалка – это всегда открытие. Здесь для меня открытием было то, что на колеблющиеся блесны можно ловить и в отвес, причем вполне успешно.

Mepps syclop 3 и пойманая на него буреинская красавица тому подтверждение.

Вот так и происходит обмен опытом между рыболовами разных регионов. Забегая вперед, хочу сказать, что на щуку живца в этот раз поклевок не было. Зато в следующем году, мой хабаровский товарищ взахлеб рассказывал, как он повторил мой опыт с использованием мелкой щуки на живца в следующий приезд сюда, и потом долго играл в «перетяжки» с подводным гигантом.

Даже увидел его глаз, но сама щука так и не была извлечена из подо льда. И все из-за ерунды, - не берут с собой местные рыболовы багорики для извлечения рыбы из лунки. И это подтверждает тот факт, что не готовы они к борьбе с солидным хищником. 

В следующий раз он, естественно, возьмет с собой этот необходимый девайс щукаря. Но, как говорится дорога ложка к обеду…

Три дня мы провели на этом красивом водоеме под синим морозным небом, и ничего крупнее «двушника» нам не попалось. В процессе рыбалки я постепенно опросил всех участников экспедиции, как часто они здесь бывают и кто в последний раз ловил крупного «крокодила». И тут все встало на свои места. Пока плотина строилась, и водоем только заполнял долины ручьев и притоков между сопками, щука ловилась раз от раза, год от года все крупнее. А потом встреча с гигантом перестала быть обычным явлением.

И я нашел в этом закономерность. Пока чаша заполнялась, плавающих деревьев и их обломков было больше, и рыболовный пресс не угнетал местную рыбу. Постепенно плавающих деревьев стало меньше, а рыболовов, после азартных рассказов участников баталии о борьбе с гигантами – больше.

Снасти стали привозить более мощные. Пресс усилился. Первыми, как всегда вылавливались самые крупные и агрессивные. А потом и времени для выращивания гиганта нужно больше. Но еще один негативный фактор был налицо в виде гигантских ледяных грибов и медуз. Осенью водоем стоит по максимальному уровню, в течение зимы и весны происходят сбросы воды, которые оголяют берега.

Разница уровней достигает 10 – 15 метров.

На заднем плане граница светлого и темного на стволах

показывают уровень воды при максимальном уровне.

Естественно зимой большой подпитки водой не происходит. Потому как Амур питается в основном муссоными дождями в летний период. Для тех, кто забыл школьную географию. (Муссоны - устойчивые ветра, периодически меняющие свое направление; летом дуют с океана, зимой — с суши; свойственны тропическим областям и некоторым приморским странам умеренного пояса (Дальний Восток).

Муссонный климат характеризуется повышенной влажностью в летний период.) Зимой снег выпадает только осенью в ноябре и в марте. Поэтому уровень верховых болот, из которых питаются ручьи, происходит только летом. И все бы ничего. Если не учитывать тот факт, что щука нерестится одна из первых, часто даже подо льдом.

И когда водохранилище еще только набирало уровень,вся икра оставалась под водой, а теперь, учитывая эти сбросы – чаще всего на суше. Изменились условия обитания, питания, вот и сокращается количество хладнокровной братии в этом водоеме. На Волге происходит то же самое в связи с весенними сбросами воды.

Часто икра остается на траве и кустах на корм чайкам, воронам и опарышам. В основном русле Амура, который не перекрыт плотинами, этого нет. А в связи с муссонными дождями заливаются все низовья реки, подтапливая жителей. Им плохо. А рыбе хорошо. Зато амурские осетры и калуги до сих пор регулярно попадаются не только в сети промышленных артелей. Калугу можно половить спортивным образом на береговые донки с насадкой в виде нарезки рыбы. Но это уже совсем другая рыбалка.

 

Поделиться
с друзьями:
Оцените материал?

(Голосов: 4, Рейтинг: 3.38)