Удачная рыбалка для всех!

Таймени и ленки дальневосточного Кура



="ВВыпавшую возможность отправиться на весеннюю рыбалку в Хабаровский край, где в бассейне Амура водятся таймень, ленок и хариус, мы с другом восприняли с большим воодушевлением.

Покажите мне спиннингиста, который не мечтал бы поймать тайменя. Думаю, такового просто не существует в природе. Нет, если говорить о любителях поплавочной удочки, донки, или других любителях сравнительно пассивной рыбалки, тогда дело другое. Но спиннингист, это спиннингист. Сама его сущность подразумевает постоянное «включение» в процесс ловли, постоянное передвижение и напряжение, постоянная готовность к нешуточной борьбе с трофейным экземпляром. Ну а таймень, которого не напрасно называют «красноперой акулой», рыба действительно крупная, которая может достигать в длину полтора метра и веса более 60 кг!

Экипировка

Чтобы быть, как говорится, во всеоружии, нам необходимо было решить множество вопросов: какие брать в экспедицию спиннинги, катушки, леску, приманки, что не лишним окажется в снаряжении и т. п. Ведь если у Володи еще имелся кое-какой опыт ловли лососевых на сибирских реках, то я знал об этом только по рассказам знакомых и публикациям в рыболовной прессе. С вопросами обратились к друзьям, и те посоветовали взять с собой «под тайменя» спиннинги тестом 20-70 г, катушки — 4000 и выше, плетеную леску толщиной 0, 25 мм, тяжелые колеблющиеся блесны с широким телом и весом порядка 30 г, также крупные вертушки, предпочтительней медного и латунного цвета. Со снастью «под ленка» тоже рекомендовали особо не мельчить. В отношении же хариуса советовали использовать ультралайтовую снасть, такую, на которую ловится ручьевая форель, а в этом у нас с Володей имелся опыт участия в трех чемпионатах мира...

Правда, опыт ловли тайменя и ленка наших друзей приходился на летние и осенние месяцы. Нам же предстояло отправиться в путь из Москвы 27 апреля и завершить экспедицию 5 мая, а это могло внести определенные поправки. Поэтому мы постарались взять с собой как можно больше разнообразных приманок, начиная от 4-нулевых вертушек и заканчивая внушительных размеров воблерами, в самый раз подходящими и для морской рыбалки. Из остальной экипировки — обычный комплект, который берется на рыбалку в незнакомое место, за исключением подсачека и, тем более, багорика. Особое внимание уделили забродным сапогам (вейдерсам), теплым непромокаемым вещам и фонарикам с запасным комплектом батареек, так как, во-первых, предполагалась ловля тайменя ночью, во-вторых, планировались три ночевки в палатках на берегу реки.

Дорога

Перелет из Москвы в Хабаровск занял около 7 часов. Соответственно, когда по московскому времени на наших часах была полночь, в Хабаровске стрелки показывали 7 утра. В аэропорту нас встретили организаторы тура Олег и Екатерина, там же мы познакомились еще с двумя туристами — Игорем и Виталием. По дороге на вертолетную площадку заехали на рынок и в магазин, где сделали необходимые закупки. На вертолете мне довелось лететь впервые, но все связанные с этим переживания затмили открывающие внизу пейзажи, от которых невозможно было оторвать взгляд. Около часа лета, и мы совершили мягкую посадку у рыболовно-охотничьей базы «Ярап», где предстояло провести первую, условно «стационарную» часть нашего путешествия.

Это интересно: Кур берет начало на южных склонах хребта Мяочан, при слиянии с рекой Урми образует реку Тунгуска. Длина реки 434 км. Основные притоки: правые — Ярап, Биракан, Улика, левый — Алга. Река протекает в пределах горной и равнинной территорий, что определяет различия в водном режиме. Режим реки более спокойный до впадения в Кур Ярапа. Подъемы и спады уровня происходят медленно, что объясняется влиянием марей и болот, задернованностью склонов. Летом после обильных дождей бывает краткосрочный период, когда вода в реке сильно поднимается, а после ее спада русло может измениться.

База

="УхаРыболовно-охотничья база «Ярап», расположена в 200 км северо-западнее Хабаровска, у подножия Баджальского хребта на берегу одноименной заповедной реки. Представляет собой комплекс из 5 комфортабельных домов, рассчитанных на прием двух человек каждый. Имеются баня, кухня, столовая, спутниковое телевидение... Желающие полюбоваться окружающими пейзажами с высоты птичьего полета, могут подняться к смотровой беседке, откуда откроется вид на горы, название которых по нанайски звучит «Сагды-Унахта-Якобыяна», что в переводе на русский означает «Белый дед, курящий трубку». Если же подняться еще выше, то можно посетить самую настоящую часовню!

Первая рыбалка

В самом Ярапе мы для очистки совести сделали всего по несколько забросов; вблизи базы река слишком мелководна, а искать омуты, где в это время могла концентрироваться рыба, у нас не было времени. Все внимание было уделено рыбалке на Куре.

По рассказам местных егерей известен случай поимки в Куре тайменя на 54 кг. Ленки обычно попадаются в пределах 2 кг, но ловили и 6-килограммового. Как правило, осенью рыба попадается крупнее. Нас же с Володей интересовали не столько трофейные экземпляры, сколько сам процесс рыбалки, хотелось, что называется «просечь фишку».

Это интересно: Обыкновенный таймень (Hucho taimen) имеет серо-коричневую или серо-зеленоватую окраску спины, бока более светлые с красноватым медным отливом и многочисленными мелкими темными пятнами над и под боковой линией. Голова с круглыми черными пятнами. Брюшко беловатое, молодые особи имеют темные поперечные полосы. Ленок (Brachymystax lenok) имеет темно-бурый или черноватый с золотистым отливом цвет тела; бока, спинной и хвостовой плавники покрыты мелкими круглыми темными пятнами, в период нереста на боках большие медно-красные пятна. У него маленький (как у сига) рот, мелкая чешуя. Растет ленок сравнительно медленно, достигает 67 см длины и 8 кг веса (крайне редко), обычно его вес составляет 2-3 кг (на 12-м году жизни).

="CРасстояние в 3 км от базы до Кура по старому руслу Ярапа мы преодолевали на специально приспособленном для таких поездок автомобиле местной конструкции. Было немного тряско, но лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Подъехав к реке, увидели, что берега в некоторых местах еще оставались во льду. Снизу его подмывала быстрая вода, поэтому подходить к краю льдины было небезопасно.

Первую половину дня решили посвятить обследованию реки вниз по течению. Главный вопрос — на какие приманки ловить, быстро решил егерь Сергей, который уже на втором забросе поймал ленка на крупную вращающуюся блесну медного цвета.

Откопав в своем арсенале нечто подобное, я, чтобы не толпиться на одной яме, двинулся вниз по берегу в поисках перспективных мест. Таковых оказалось предостаточно. Река постоянно виляла, и за каждым поворотом-перекатом можно было обнаружить симпатичный омуток, приямок, плес с более спокойным течением, где просто не могла не обитать рыба. Которая почему-то отказывалась клевать. Медную вертушку сменила латунная, затем — серебристая, затем в ход пошли колебалки, снова вертушки разных размеров, расцветок и форм. Кое-какие забирала река — топляка на дне хватало, а ловил я на мононить толщиной 0,18, что по московским понятиям даже толстовата...

Наконец, в одном местечке с обратным течением я заметил сопровождавшую блесну рыбину, которая, не дойдя до берега метра три, развернулась и резко ушла обратно. Почему не решилась на хватку? Не понравилась блесна? Или дело в неправильной проводке? А может, просто испугалась меня, увидев сквозь прозрачную толщу воды?

Замаскироваться на открытом берегу было невозможно, поэтому я сделал ставку на дальний заброс. Вскоре рыба вновь проявила себя и вновь отказалась брать приманку. Затем — еще один пустой выход. В чем же дело? Рассказал о возникшей проблеме подошедшему Володе. А он оказывается успел поймать леночка, и еще один сошел. Один клюнул на вертушку, другой — на воблер. Я, все-таки оставив предпочтение за крупной вертушкой, отправился дальше вниз по течению, получая удовольствие хотя бы от созерцания красот здешних мест.

Кое-где река была полностью покрыта льдом, кое-где на крутых поворотах высились трехметровые заломы из обломков деревьев, и я невольно задавал себе вопрос, как же мы будем здесь сплавляться? Но тут же оставлял эти мысли, стараясь думать только о рыбалке, о том, как подобрать ключик к хитрому ленку. Увы, дообеденная прогулка не принесла ни мне, ни Игорю с Виталием положительных результатов. Зато Володя отличился, поймав пять красавцев ленков! Главное же было в том, что он понял, как ловить привередливую рыбу.

Вся хитрость состояла в правильном подборе воблера и способе его проводки. Воблер желательно было применять с заглублением до 1,5 м, типа суспендер. Проводка — рывковая, типа твитчинговой, с более длительной паузой. Во время этой паузы, когда воблер, сносимый течением, напоминал собой ослабевшую рыбку, его и хватал ленок.

="ЕвгенийПосле горячего обеда, организованного на берегу у охотничьего зимовья, мы с Володей решили разведать места выше по течению. Они сразу понравились нам больше, чем предыдущие, особенно воодушевили протяженные ямы с замедленным течением, которые чередовались то под дальним, то под ближним берегом.

Поставив на свою снасть 6-сантиметровый суспендер темного цвета и в точности повторив тип проводки, которую использовал Володя, я при первом же забросе почувствовал тычок и с замиранием сердца увидел в прозрачной воде ленка, крутящегося бешеным колесом. Он продолжал крутиться в течение всего вываживания и освободился-таки от крючка, но уже на прибрежных камнях.

Я поспешил к Володе, чтобы сфотографироваться со своим первым ленком, а он не без гордости сообщил, что успел поймать уже трех, причем, не сходя с места!

Проведя короткую фотосессию, разошлись метров на двадцать, одновременно забросили спиннинги, и берега Кура почти одновременно огласили радостные крики: «Есть!» Ленки — как близнецы-братья: каждый килограмма по полтора, темно-бурые со множеством темных круглых пятнышек на налитом теле и плавниках. Где еще поймаешь такую рыбу, кроме как в Сибири, на Дальнем Востоке и в Приморье!

Норма рыбы, которую договорились взять на пропитание, вскоре оказалась выполнена, и в дальнейшем мы извлекали крючки из пасти с особой осторожностью, после чего отпускали шустрых ленков в родную реку, а сами шли дальше...

Впереди шумит Ярап, вливающий свои стремительные воды в Кур. Хорошо заметна разница в цвете воды: в Ярапе она прозрачная, словно слеза, в Куре — темнее, слегка отдающая в красноту. А еще я замечаю на песке чьи-то крупные следы и догадываюсь, что их оставил медведь. Подзываю ушедшего вперед Володю, тот подбегает почему-то, пригнувшись и согласившись, что недавно здесь проходил мишка, да еще и с медвежонком, говорит, что видел в реке крупную рыбину, которая, испугавшись его тени, отошла в глубину.

="ЗавалыЛибо это крупный, явно за два килограмма, ленок, либо таймень! Володя решает испробовать свои самые уловистые воблеры, чтобы соблазнить его на хватку. И это у опытного спиннингиста получается, но, к сожалению, рыбина не засеклась...

А я тем временем, поймав и отпустив еще двух ленков, заменил так хорошо проявивший себя суспендер коричневатого цвета на совсем уж спортивный 55-миллиметровый тонущий «Trout Tune» с темной спинкой и серебристыми боками, у которого на тройниках были поджаты жала крючков. Заброс, несколько оборотов катушки и — поклевка, явно отличающаяся от предыдущих. К тому же подсеченная рыба и крупнее, и ведет себя не как ленок: сначала мотала головой, словно собака, у которой пытаются вырвать из пасти палку, потом стала давить ко дну. Я не тороплюсь с вываживанием и, как следствие, выхожу из схватки победителем, с радостью сознавая, что поймал первого в своей жизни тайменя.

Но что с моим воблером? На переднем тройнике два крючка обломаны, на заднем — один крючок разогнут, другой наоборот, согнут колесом! И это сделала рыбина, в которой немногим больше 3 кг...

До захода солнца еще часа два, но мы прекращаем ловлю и довольные возвращаемся к зимовью. На сегодня впечатлений итак выше крыши, я считаю, что уже не напрасно побывал в месте, куда только вертолетом можно долететь. И Володя со мной полностью согласен. А ведь впереди еще целых 5 дней рыбалки!

Что там, за поворотом?

На второй день наши сумки с приманками значительно полегчали. Не столько из-за того, что некоторые остались на дне реки, сколько потому, что большую часть оставили на базе, а с собой взяли преимущественно воблеры от 5 до 15 см длиной.

="ДальневосточныйВновь двинулись вверх по течению с целью, забраться как можно дальше. На приглянувшихся вчера местах поклевки не заставили себя ждать. Стоило послать приманку в нужно место и правильно соотнести вариацию поводки со скоростью течения и глубиной ямы, как следовала поклевка и на противоположном конце снасти появлялась живая тяжесть.

Подняв забродники, я форсировал Ярап и на плавном повороте с замедленным течение одного за другим вытащил четырех ленков. Неторопливо шедший за мной Володя, бросая воблеры в те же места, ловил не меньше. Он уже начал экспериментировать, меняя воблеры на все более крупные, которые ленок хватал с не меньшей жадностью.

Я обратил внимание, что ленка больше перед самим перекатом, видимо, он задерживался там, чтобы отдохнуть, прежде чем сделать очередной бросок вверх по течению. Поэтому, зайдя за поворот и обнаружив очередной плес, я сразу проходил его примерно до половины и затем начинал забросы. Прелесть рыбалки состояла в том, что каждый плес имел свои особенности: там, посередине плеса виднелся большой валун, за которым, как оказалось, стояли два ленка; там, под противоположным берегом темнеется яма, до которой я, к сожалению, не добрасывал легкой приманкой; зато за следующим поворотом на очередном плесе, в каких-то десяти метрах от моего берега проходит граница быстрого и медленного течения, и ленок, издалека сопровождавший воблер, схватил его у самых моих ног, когда я практически остановил проводку...

Интерес был еще и в том, что вся попавшаяся на крючок рыба была по-настоящему трудовой. Стоило сделать что-то не так, к примеру, ускорить подмотку, не дать приманке опуститься на нужную глубину, или не добросить ее до перспективного места, и проводка оказывалась пустой. Ну и, конечно, постоянно присутствовал фактор риска потери приманки, которая в любой момент могла зацепиться либо за топляк, либо за камни, что добавляло к процессу ловли постоянного внимания и аккуратности при владении снастью...

Пока я путешествовал, Володя успел подержать на крючке тайменя, по прикидке, килограммов на восемь. Виталий успел снять на видеокамеру борьбу с непокорным хищником, и то, как таймень, совершив мощную потяжку, сошел, разогнув крючок. Поклевка произошла на двенадцатисантиметровый одночастник. Во время перерыва на обед, крючки на подобных воблерах Володя заменил на более надежные.

Трофейный экземпляр — на спортивную снасть

="ЕвгенийКак спиннингист-спортсмен, ежегодно выступающий на многих соревнованиях, я давно выработал правило: лучше постоянно ловить мелочь, чем выжидать поклевку крупной рыбы, которой, кстати, может так и не произойти. Вот и на Куре я, как начал ловить на спиннинг тестом 4-16 г с катушкой — двухтысячником и мононитью 0,18 мм, так и дальше продолжал получать удовольствие от манипулирования этой сравнительно легкой снастью.

Сердце екнуло, когда после очередной поклевки и подсечки я увидел в прозрачной воде не вертящегося ленка, а мотающуюся из стороны в сторону огромную широко раскрытую пасть тайменя. Этот «приятель» выглядел далеко не рядовым экземпляром, и я сразу понял, что в лучшем случае наше единоборство закончится нескоро, ну а в худшем...

Через несколько минут из-за поворота показался Володя, которого я попросил запечатлеть происходящее на видеокамеру. Первой время ему пришлось снимать только согнувшийся в дугу спиннинг, — таймень прижался ко дну и никак не хотел не только поднимать к поверхности, но и трогаться с места. Форсировать события было все равно, что, словно при зацепе, потянуть леску на обрыв. Я мог только беспокоить рыбину постоянными потяжками. Наконец, таймень начал на них реагировать: поднялся к поверхности и сделал полусвечку, устремился к противоположному берегу, затем — вниз по течению. Я, как мог, старался не давать ему воли, вслух же, приговаривал, чтобы «приятель» особо не волновался, ведь все равно он будет отпущен в родную стихию.

Минут через двадцать стало ясно, что таймень устал, мне дважды удавалось подвести его к самым ногам и попытаться направить рукой к берегу, и оба раза он резко выворачивался и устремлялся на глубину и вниз по течению, вынуждая меня брести за собой по колено в воде. Так я прошел не меньше ста метров, пока не начался перекат. Понимая, что за перекатом, где начиналась серьезная глубина мои шансы на успех сойдут на нет, я все-таки форсировал события и двумя руками, едва не сломав спиннинг, выволок трофей на берег!

Не так часто я на рыбалке испытывал подобный восторг. Возможности взвесить тайменя у нас не было, в длину же он оказался ровно 120 см. В любом случае, таких больших рыб ловить мне еще не приходилось. Если же учесть, что вытащил я его на чисто спортивную снасть, то это лишь добавляло гордости...

Мышкование

="ЛовляНи мне, ни Володе мышковать прежде не доводилось, знали это оригинальный способ ловли только в теории. Когда начало темнеть, мы заняли места на берегу протяженной ямы, визуально очень обнадеживающий на присутствие в ней тайменя. Снасти, конечно же, поменяли на более мощные: тест моего спиннинга был 18-35 г, на катушке — шнур толщиной 0,25 мм, приманки — искусственные мыши, закупленные в Москве.

Нормальной проводке, то есть, спокойному ровному подматыванию, мешала плывущая по воде шуга. Мышь приходилось то и дело поддергивать, и только поэтому у Володи первый бросок ленка за приманкой оказался неточным, на второй он не решился.

Почти совсем стемнело, когда вместе с громким всплеском я почувствовал передавшийся в руку удар. Вот он, первый ленок, пойманный мною на мышь! В нем килограмма два, не меньше. Вытащить приманку изо рта без фонарика даже думать нечего. И очень хорошо, что на выбранном месте за спиной нет деревьев и кустов, а не то в темноте непременно бы «нашел» их при забросах.

Вскоре радостный возглас Володи возвестил, что и он с мышью «ушел от нуля». Он поделился мыслью, что чем медленнее вести мышь, тем лучше. Так оно и оказалось, и характерным было и то, что «ночной» ленок попадался значительно крупнее «дневного».

К сожалению, в полной мере насладиться рыбалкой вслепую не удалось, — плывущей шуги становилось все больше и больше, и мы были вынуждены смотать спиннинги. Каждую следующую ночь мы обязательно мышковали в течение часа-полтора после наступления темноты, но особых успехов достиг только Володя, который поймал-таки пятикилограммового тайменя, а еще один, гораздо крупнее, сошел. По словам егерей, мышковать гораздо предпочтительней осенью...

Сплав

На протяжении всей экспедиции вопросы, связанные с распорядком дня, рыбалкой, а во время сплава — с остановкой на обед и ночлег обсуждались и решались совместно с егерями. Сплавляться было решено на четырех лодках: я и Виталий — вместе с самым опытным егерем Сергеем, Игорь — с Иваном, Олег — с Катюшей, Володя же, в свое время приобретший в этом деле немалый опыт, сплавлялся в лодке один.

Меня, как новичка, пугала не столько опасность самого сплава, сколько возможные трудности при преодолении непредвиденных препятствий на реке, к примеру, вынужденные переносы лодок, или пропилы завалов... К счастью, таковых оказалось немного. И уже на следующий день я привычно выскакивал из лодки, застрявшей на мелководном перекате, чтобы, быстро сдвинув ее с места, заскочить обратно и продолжить сплав.

Совет: Во время рыбалки с берега и особенно сплава необходимо помнить о каждой мелочи. Под рукой всегда должны быть зевник, экстрактор, нож, ножницы, пассатижи, фонарик, измерительные инструменты и приспособления, запасные элементы питания. Необходимо также позаботиться, чтобы документы и электронные приборы хранились в непромокаемых емкостях.

="КоробкаОпасности, конечно, были: это и плывущие рядом с бортом лодки льдины, которые неожиданно могли застрять на перекате и перегородить нам путь, это и образованные во время подъема воды высоченные заломы из деревьев, под которые течение так и стремилось занести наши лодки, этот и «расчески» — нависающие над водой ветви деревьев, словно специально ждущие момента причесать головы зазевавшихся сплавщиков. Но, благодаря опыту егерей и сплоченным действиям каждого в группе, никаких серьезных эксцессов не произошло. Егеря полностью освободили нас от забот по обустройству лагеря, ночлега в палатках, приготовлению пищи и т. п. Нам оставалось только ловить, любоваться трофеями и красотой природы, и снова ловить, ловить...

Каждый из четырех дней сплава приносил что-нибудь запоминающееся. Это и посещение метеорологический станции, где жили две молодые семейные пары, контактирующие с цивилизацией раз в полгода, когда на вертолете им забрасывают продукты на следующие полгода. Это и серьезное препятствие в виде двух огромных тополей перегородивших реку: лодки пришлось переносить, а деревья — пропиливать, чтобы в половодье высокая вода смогла сдвинуть их с места и освободить проход другим экспедициям. Это и наслаждение ароматнейшей ухой из только что пойманных ленков, это и любование все новыми и новыми открывающимися видами первозданной природы. И, конечно, сама рыбалка!

Тайменя поймал каждый и не по одному, и всех их отпустили обратно в реку. Я записал в свой актив девять краснохвостых красавцев, причем, было еще несколько сходов. А один таймень, схвативший мой воблер на утренней зорьке, когда перед сплавом я решился прогуляться со спиннингом по бережку, после десятиминутного сопротивления вышел победителем, оборвав леску.

Все очень порадовались за Катюшу, которая, впервые взяв в руки спиннинг, поймала на крупный воблер-двусоставник красавца тайменя. Замечательно было еще и то, что нередко имелась возможность визуально наблюдать, как рыба выскакивала из темноты глубины и хватала приманку буквально у самой лодки.

Надо сказать, что хотя поклевки были практически на все предлагаемые приманки, основное предпочтение ленок и таймень отдавали воблерам типа суспендер, длиной от 5 до 15 см (желательно — темных расцветок), при все той же твитчинговой проводке с увеличенными паузами. Но надо добавить, что, несмотря на прочные шнуры, к концу сплава арсенал наших приманок значительно поредел, — река забрала причитающиеся ей дивиденды.

Чем ниже мы сплавлялись, тем глубже встречались омуты, а плесы — протяженнее и шире. Кур подпитывался водами таких речек, как Улун, Санар, Мукдыкан, Ниран... По словам егерей, в этих местах реально можно было поймать хариуса, который еще не успел подняться выше по реке. Но до хариуса у нас просто не дошли руки. Честно говоря, когда ловятся такие рыбы, как ленок и таймень, лично для меня хариус был не столь интересен. А ленки ловились вплоть до самого поворота, за которым мы увидели мост через Кур — конечный пункт нашего сплава.

У моста нас поджидала машина, на которой мы уже в темноте добрались до железнодорожной станции Литовка, от которой на поезде ближе к утру доехали до Хабаровска...

P. S. Мне немало довелось попутешествовать со спиннингом в руках, — от Карелии — до Астрахани, от Португалии до Тайвани, но я не ничуть не покривлю душой, сказав, что экспедиция на дальневосточный Кур оставила самые неизгладимые впечатления.

Поделиться
с друзьями:
Оцените материал?

(Голосов: 3, Рейтинг: 3.17)